SILVER CHINS

Шиншилловая ферма

Доместикация шиншиллы

ДОМЕСТИКАЦИЯ ШИНШИЛЛЫ (CHINCHILLA LANIGER)

Б. Барабаш

Краковская сельскохозяйственная академия, Краков, Польша,

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

В работе приведены доказательства многочисленных изменений, которые произошли у шиншилл за время их клеточного разведения, начатого всего 85 лет тому назад. Период их разведения соответствует продолжительности жизни около 70 поколений этих животных. Предварительные наблюдения свидетельствуют о достаточно продвинутом процессе доместикации этих животных, которые в настоящее время существенным образом отличаются от своих диких предков. Хотя это еще и не полностью закончившееся одомашнивание, но все же особенностей, свидетельствующих о продвинутом процессе доместикации, довольно много. Отмечены изменения в сфере размножения (возникновение полигамии, исчезновение сезонности в размножении, рост плодовитости), в темпах роста молодых животных и достижение большей массы тела, а также появление многих цветовых типов, не существующих раньше в диких популяциях этих животных.

Историческая справка

Шиншилла (Chinchinlla laniger, Molina) относятся к отряду грызунов (Rodentia), семейству шиншилловых (Chinchinlidae), роду шиншилл (Chinchinlla), который включает в себя две разновидностидлиннохвостую шиншиллу (C. laniger) и короткохвостую шиншиллу (C. brevicaudata) (Brehm, 1963). В американском энциклопедическом словаре найдем следующее описание длиннохвостой шиншиллы: 1. Похожий на белку грызун Chinchinlla laniger, родиной которого являются горы Южной Америки, благодаря своему плотному, мягкому, голубовато-серебристому меху стал широко разводиться в условиях неволи. 2. Название зверьку дали испанцы, заимствовав его из индейского языка аймара (Chinchilla, 1987).

Первое использование человеком меха шиншиллы началось более 1 тыс. лет назад и относится ко времени существования индейского народа, который пришедшие на континент испанцы упоминали как «Chincha-Indians» (Ness et al., 1988, Р. 239). Chincha-Indians были в свое время порабощены более многочисленными и агрессивными завоевателями-инками, которые и переняли у них технологию производства красивой меховой одежды из шкурок шиншиллы и затем стали использовать ее как атрибут достоинства и верховной власти. Имеются свидетельства того, что инки не только добывали шиншилл охотой, но и пытались наладить их выращивание в неволе. С началом конкисты шиншилл по запросам Мадридского двора стали отлавливать тысячами для производства неповторимой в своем роде меховой одежды: шубы, воротники, отделка деталей роскошных платьев, подстежка для пальто, пелерины, накидки. С течением времени мода на шиншилловую одежду распространилась в других странах Европы и перекинулась в Северную Америку. И как результат – возникший огромный спрос на новый вид меха на мировом пушном рынке не замедлил сказаться на темпах истощения природных популяций шиншиллы. Уменьшение численности животных отражается в следующих официальных данных экспорта шкурок шиншиллы из Чили (шт. в год): 1885 г. – 184548; 1899 г. – 435463; 1904 – 314100; 1910 г. – 152863; 1915 г. – 3202.

В 1918 г. экспорт прекратился, промысел зверьков привел почти к их полному исчезновению, и дальнейшая их добыча уже угрожала самому существованию шиншиллы как вида.

От полного уничтожения шиншиллу спас случай: в то время, когда продолжалась охота за последними представителями этого вида, работавший в Чили в меднорудной компании «Анаконда Копер» американский инженер М. Чепмен чрезвычайно заинтересовался шиншиллой и принял энергичные меры по ее спасению. С целью разработки технологии разведения в неволе как метода спасения шиншиллы М. Чепмен получает разрешение чилийского правительства на отлов небольшого количества шиншилл. Из 17 отловленных особей 22 февраля 1923 г. только 11 шиншилл морем были доставлены в США в порт Сан-Педро. Именно они, первые 8 самцов и 3 самочки, помещенные на специальной ферме в Лос-Анджелесе, стали родоначальниками широко разводящихся ныне в неволе клеточных популяций шиншилл. Среди них особо выделялся выдающийся основатель, проживший 22 года (!), самец по кличке «Старый Хофф» (Dathe et al., 1986).

К концу 1920-х гг. поголовье шиншилл на ферме Чепмена увеличилось на 35 %, а в последующие 10 лет удвоилось. После смерти М. Чепмена его сын Р. Чепмен стал продавать молодняк для разведения. Ферма приобретает широкую известность, она упоминается во многих учебных пособиях по разведению шиншилл, поскольку именно оттуда шиншиллы продавались на другие фермы как племенной материал. Этап наращивания поголовья шиншилл продолжался до середины 1950-х гг. В период наивысшего спроса пара племенных зверьков стоила несколько тысяч долларов. В итоге человек, имевший 20–30 голов, занимался весьма прибыльным делом. Основной смысл бизнеса в то время состоял в выращивании и выгодной продаже на племя живых зверьков. В связи с высоким спросом на племенной материал и высокими на него ценами из природных мест обитания была отловлена еще часть шиншилл. Какая именно часть, точно не известно, поскольку большинство зверьков вывозилось нелегально.

Наконец, 21 июня 1954 г. состоялся первый аукцион, на котором были проведены торги шкурок шиншиллы. Итоги торгов стимулировали начало жесткой селекции шиншилл на качество опушения. Для лучшего использования высококачественных самцов стали широко использовать полигамное разведение, а также начались опыты по искусственному осеменению самок.

С начала 1980-х гг. разведение шиншиллы приобретает индустриальный характер. Ежегодно возрастает число предпринимателей, организуются коммерческие фермы. Хотя все еще преобладают любители-шиншилловоды, но владельцы крупных ферм численностью по 500 самок уже составляют костяк индустрии. По оценкам специалистов на мировой пушно-меховой рынок для реализации поступает до 300 тыс. шкурок шиншиллы (при емкости рынка в 1 млн шт. с учетом роста потребления этого товара в Китае, Корее, Японии).

В конце прошлого столетия у владельцев ферм уже появился новый рынок сбыта – все больше и больше людей в различных странах мира начинают держать шиншиллу в домашних условиях в качестве пушистого любимца. Так, например, в 2001 г. в Москве цена на таких зверьков составляла от 120 до 250 долларов за 1 особь (Лазарев, Снылык, 2001).

Таким образом, период доместикации шиншиллы от начала ее разведения в условиях неволи уже набирает 85 лет, а усилиями звероводов многих стран мира шиншиллы были спасены как вид.

За время содержания шиншиллы в условиях неволи в результате процессов доместикации произошел целый спектр этологических, физиологических и морфологических изменений, которые уже сейчас, 85 лет спустя, заметно отличают современную шиншиллу от ее диких предков. Хотя это еще неполное одомашнивание, все же особенностей, свидетельствующих об очень продвинутом процессе доместикации шиншиллы, достаточно много.

Изменение в ходе доместикации ритма суточной активности шиншиллы.

Природная среда обитания дикой шиншиллы – высокогорные бесплодные Анды с редкой пустынной растительностью, с ярким солнцем и высокими температурами днем и низкими ночью. Такие климатические особенности сформировали и соответствующий ритм суточной активности: спасаясь от дневной жары и испепеляющего солнца, шиншилла дремала в скальных расщелинах. Активный образ жизни она вела ночью (Brehm, 1963; Sotto, 1993). С таким ритмом она и была интродуцирована в условия клеточного разведения.

В условиях доместикации полное изменение ночной активности на дневную для шиншиллы стало неизбежным. В условиях клеточного содержания, когда животных кормят и обслуживают, выполняя необходимые зоотехнические работы, двигательная активность приходится на дневные часы.

Изменения полового поведения и репродуктивной функции шиншиллы в ходе ее исторической доместикации. Одним из важнейших эффектов одомашнивания диких животных, несомненно, является их способность размножаться в условиях неволи. Это в полной мере относится и к шиншиллам.

Переход к полигамному размножению.

В описании дикой формы шиншиллы сообщается что, несмотря на то, что они жили большими колониями, самец и самка всегда образовывали моногамную пару, и, как правило, самец принимал участие в воспитании потомства (Brehm, 1963). Одомашнивание привело к тому, что шиншилл сегодня на фермах содержат в полигамных группах в соотношении 4–6 самок на 1 самца. Самец, получивший доступ к самкам после их щенения, так же хорошо ухаживает за всеми потомками от разных самок (Rżewski, 1988; Barabasz, 2001).

Утрата сезонности размножения.

В норме эстральный цикл у шиншиллы длится 29–36 дней, а первые спаривания регистрируются уже в возрасте 6–7 месяцев. Период беременности составляет 111 дней. Количество щенков в помете варьирует от 1 до 4. Они рождаются с массой тела около 40 г, с открытыми глазами, покрыты ювенильным опушением. Обычно через несколько дней после щенения у самок происходит уже следующее спаривание (Brehm, 1963; Krug, 1983; Nordholm, 1992; Sulik, 1994).

По свидетельству многих авторов, как дикие шиншиллы, так и шиншиллы в начальный период их доместикации были моноэстричны и характеризовались сезонностью размножения. Они унаследовали эту особенность из жизни в диких горных условиях южного полушария, где самым подходящим временем для размножения было начало весны в Андах (в Северном полушарии это совпадает с концом лета и началом осени) (Weir, 1966; Jarosz, 1973; Ness et al., 1988; Sotto, 1993; Barabasz, 1997).

С началом доместикации в условиях клеточного разведения в ряду поколений стали появляться особи с отклонениями от жестких сроков сезонности в проявлении половой активности, и размножение у шиншилл к настоящему времени стало внесезонным. Такой эффект отмечен в последнее десятилетие, хотя в середине прошедшего столетия все еще отмечалась заметная сезонность в размножении шиншилл. В настоящее время cпаривание происходит во все сезоны года, даже в те месяцы, которые раньше считались наименее благоприятными для размножения – с июня по ноябрь (Barabasz, 2001). Эта особенность является одним из самых веских доказательств прогрессирующего процесса одомашнивания шиншиллы, и этот феномен в настоящее время интенсивно изучается польскими исследователями.

В табл. 1 приводятся данные по размножению шиншиллы в течение года на фермах, расположенных на юге Польши, которые иллюстрируют отсутствие какой-либо сезонности в ее репродуктивной функции.

 

Возникновение полиэстричности.

Так же, как и у всех исторически ранее одомашненных животных, у шиншиллы утрата сезонности размножения стала сопровождаться полиэстричностью, причем некоторые животные дают даже три приплода в год (Jeżewska и др., 2003).

Как представлено в табл. 2, при обследовании ферм на юге Польши около 50 % самок давали один приплод в год, больше 40 % – размножались дважды. Внимание заслуживает третья группа – 8,8 %, дающая в год три приплода.

 

Как видим из представленных данных, полиэстричность, возникшая в ходе доместикации шиншиллы, дает возможность решить проблему низкой природной плодовитости шиншиллы и тем самым интенсивно использовать ее как в племенном отношении, так и для производства меховой продукции.

Увеличение плодовитости.

 У самок шиншиллы количество овулировавших фолликулов в яичнике достигает 16 штук, что говорит о достаточно высоких потенциальных возможностях размножения. Но реализованная плодовитость на сегодняшний день составляет в среднем 2 щенка на одну ощенившуюся самку, что является свидетельством чрезвычайно высоких эмбриональных потерь. По-видимому, здесь имеются еще не до конца изученные отрицательные генетические эффекты (сохраняющаяся кумуляция летальных генов), а также свой вклад в эмбриональные потери вносят факторы среды (Socha, Kasjaiuk, 2003). Тем не менее плодовитость шиншиллы по мере ее доместикации растет. Косвенным подтверждением этого является все более частое появление на многих шиншилловых фермах больших пометов до 6 или 7 щенков. Хотя пометы с такой численностью еще не стали правилом, однако они говорят об устойчивой тенденции повышения плодовитости этого вида, вовлеченного в процесс доместикации (Barabasz et al., 2000; Sulik, Seremak, 2002, 2003). Данные за 2005/2006 гг. показывают, что уже многие польские фермы по разведению шиншиллы достигают следующего среднего значения помета в расчете количества щенков на одну штатную самку – 2,2 (фермы: К-009 и И-038), 2,3 (фермы: Б-033, К-044), 2,5 (ферма Б-002) и даже 2,6 (ферма Ц-032).

Изменение размеров тела в ходе доместикации шиншиллы.

 Поскольку на пушно-меховом рынке цена на шкурки шиншиллы во многом зависит от ее размера, усилия селекционеров постоянно направлены на увеличение размеров тела этого зверька (Lanszki, 1999). Исходная дикая форма шиншиллы имела массу тела, достигающую 350 г (Sotto, 1993; Barabasz, 1997). За 85 лет доместикации величина тела современной шиншиллы уже почти в 2 раза превышает размеры тела исходной дикой формы. Причем достигнутые на сегодняшний день размеры не являются предельными, увеличение массы тела шиншиллы в ходе ее исторического одомашнивания по-прежнему продолжается.  

 

Как показали исследования (Kidwell, 1955), для большинства шиншилл характерен довольно высокий показатель наследования этого признака: коэффициент корреляции между массой тела сыновей и отцов составил 0,64, а между дочерями и матерями – 0,74. В табл. 3 представлены данные по формированию постнатальной массы тела шиншилл на современном этапе ее доместикации.

Из табл. 3 видно, что доместикация «свое дело сделала» – уже неполовозрелые пятимесячные шиншиллы имеют массу тела, значительно превышающую массу тела взрослых диких шиншилл до начала доместикации.

Следовательно, доместикация шиншиллы сопровождалась такими изменениями массы тела, которые не могли быть достигнуты в исходной дикой среде обитания, поскольку подобные габариты в природной экологической нише шиншиллы были бы неадаптивными и элиминированы стабилизирующим отбором.

Возникновение окрасочных новшеств.

Шиншилла дикой окраски характеризуется голубовато-серым с серебристыми оттенками мехом разной интенсивности с более светлым оттенком на боках. Брюшко может быть полностью депигментированным или иметь лишь белую полосу. В целом мех характеризуется выраженной зональностью окраски волос – тип «агути». Выделяются три зоны: темное основание волос, светлая средняя зона и темный кончик волоса. По интенсивности пигментации волоса стандартные шиншиллы делятся на светлых, средних и темных. Американские же селекционеры, занимающиеся коммерческим разведением, выделяют 7 цветовых оттенков. Глаза и носовое зеркало у стандартных шиншилл темные.

В ходе доместикации шиншиллы было зарегистрировано 12 мутаций, затрагивающих окраску волосяного покрова (9 рецессивных и 3 доминантных), на основе комбинаций которых к настоящему времени получено около 200 цветовых вариантов, носители которых различаются между собой по фенотипу, а иногда только по генотипу (табл. 4) (Ness et al., 1988; Barabasz, 2001; Кириенко, 2005). Получение и размножение такого обилия цветовых форм оказались возможными только лишь в условиях клеточного разведения (Cappelletti, Rozen, 1995; Barabasz, 2001).

 

При разведении цветных шиншилл рекомендуется, чтобы в стаде часть племенного поголовья составляли особи стандартной окраски высокого качества. Их используют в специальных скрещиваниях для укрепления конституции мутантных окрасочных форм, поскольку стандартно окрашенные животные, как правило, имеют более крепкую конституцию, чем недавно созданные цветовые типы.

В ходе доместикации шиншиллы зарегистрировано появление мутаций, несущих летальные эффекты. Одной из таких является доминантная мутация (Blbl) – Black velvet (черный вельвет). Ее носители жизнеспособны лишь только в гетерозиготной форме по данному гену окраски, гомозиготы погибают на эмбриональной стадии.

Похожий летальный эффект несет другая мутация, затрагивающая окраску волосяного покрова (Ww), – Dominant white, Wilson white (доминантная белая, белая Вильсона). Так же, как и в случае с черным вельветом, гомозиготные формы по этой мутации погибают на эмбриональной стадии.

Заключение

Наши предварительные наблюдения свидетельствуют о достаточно продвинутом процессе доместикации шиншилл, которые в настоящее время существенным образом отличаются от своих диких предков. Хотя это еще и не полностью закончившееся одомашнивание, но все же особенностей, свидетельствующих о прогрессе в процессе доместикации, довольно много. Отмечены изменения в сфере размножения (возникновение полигамии, исчезновение сезонности в размножении, рост плодовитости, появление полиэстричности), в темпах роста молодых животных и достижение большей массы тела, а также появление многих цветовых типов, не существовавших ранее в исходных диких популяциях этих животных.

Литература

Кириенко Е.Л. Особенности разведения шиншилл разных типов // Кролиководство и звероводство. 2005. № 6. С. 27–28.

Лазарев М.П., Снылык Я.П. Этапы развития шиншилловодства // Кролиководство и звероводство. 2001. № 2. С. 19–20.

Barabasz B. Szynszle w swoim środowisku naturalnym // Biuletyn Informacyjny dla Hodowców Szynszyli. 1997. № 1. Р. 17–19.

Barabasz B., Fortuńska D., Bieniek J. Intensity of reproductive utilization of chinchilla females // Zenzyti Naukowe AR w Krakowie. 2000. V. 369. № 35. P. 121–133.

Barabasz B. Szynszle. Hodowla i użytkowanie. Warszawa: PWRiL, 2001.

Brehm A. Życie zwierząt. Warszawa: PWN, 1963.

Chinchilla. The American Heritage Illustrated

Encyclopedic Dictionary / Eds K. Ellis, S.M. Innes, D.A. Jost, J.P. Marciano. Boston, Massachusetts: Houghton Mifflin Company, 1987. P. 312.

Dathe H., Schöps P. Pelztieratlas. VEB Gustav Fischer Verlag, Jena. 1986. 320 p.

Jeżewska G., Rozempolska-Rucińska I., Zięba G., Nowak M. Genetic conditions of the selected reproduction traits of chinchilla // Zeszyty Naukowe Przeglądu Hodowlanego. 2003. № 68. P. 35–41.

Jarosz S. The sexual cycle in Chinchilla // Zoologia Poloniae. 1973. V. 23. № 1/2. P. 119–128.

Cappelletti C.A., Rozen F.M.B. Genetic and phenotypic parameters for fur characteristics in Chinchilla laniger // Scientifur. 1995. V. 19. № 2. P. 125–128.

Kidwell J.F. Heritability of body weight in the Chinchilla // J. Hered. 1955. V. 46. № 5. P. 251–252.

Krug S. Systematic, natural history, keeping youth development and possibilities to determine the age of chinchillas. Inaugural–Dissertation Justus-Universitat, Giessen, Fachbereich Veterinar-Medizin und Tierzucht. 1983.

Lanszki J. Correlation between body weight at pelting and pelt length in chinchillas Chinchilla laniger // Scientifur. 1999. V. 23. № 4. P. 267–270.

Ness N., Einarson E., Lohi O. et al. Beautiful fur animals and their color genetics // Scientifur. 1988. 271 p.

Nordholm J. Studies on the period from first mating to parturition in young chinchilla females // Vara Peldjur. 1992. V. 63. № 2. P. 91–92.

Rżewski W. Poligamia, monogamia oraz aktualne problemy chowu szynszyli // Hodowca Drobnego Inwentarza. 1988. № 10. P. 13–14.

Socha S., Kasjaiuk M. The analysis of factors which influence fertility of chinchillаs of various colour type // Acta Scientiarum Polonorum Zootechnica. 2003. V. 2. № 2. P. 113–124.

Sotto V.V. Proyecto «Conservacion de la Chinchilla lanigera» // Una evaluacion general. Corporacion Nacional Forestal – CONAF, IV Region Coquimbo, Chile. 1993.

Sulik M. Age at the first parturition of the Polish and Danish chinchilla females // Zeszyty Naukowe Przeglądu Hodowlanego. 1994. № 15. P. 185–191.

Sulik M., Seremak B. Seasonal sexual activity of chinchilla females exemplified by the selected farms // Zeszyty Naukowe Przeglądu Hodowlanego. 2002. № 64. P. 89–96.

Sulik M., Seremak B. Course and quality of reproductive career of selected chinchilla females as behaviour indication of organism reaction // Zeszyty Naukowe Przeglądu Hodowlanego. 2003. № 68. P. 151–159.

Weir J.B. Aspects of reproduction on chinchilla // J. Reprod. Fertil. 1966. № 12. P. 410 – 411.

 

 

                                           

© 2008-2018. SilverChins. Развитие шиншиловодства в России. 

Все материалы, опубликованные на сайте в любом виде, являются объектами авторского и имущественного права. 

Любое их использование должно быть согласовано с администрацией сайта.