SILVER CHINS

Шиншилловая ферма

Шиншилла и вискачи

  Альфред Эдмунд Брэм "Жизнь Животных" .

Государственное издательство географической литературы 1958г.

Альфред Эдмунд Брэм (2 февраля 1829 года — 11 ноября 1884 года), немецкий учёный-зоолог и путешественник, в своем популярном труде «Brehms Tierleben» "Жизнь животных" обобщил огромный материал по биологии животных проживающих на земле.

Альфред Брем родился в Тюрингии, в семье деревенского пастора Людвига Брема, известного европейского орнитолога. С раннего возраста под руководством отца принимал участие в естественно-научных и особенно зоологических наблюдениях и работах. Сначала Брем поступил в университет Альтенбурга на факультет архитектуры (1843), о чём К. Краузе в своём биографическом очерке о Бреме пишет: «Однако он не избрал себе этой карьеры. Не стал даже врачом или ученым-зоологом, как следовало бы ожидать…». Однако в 1847 он отправился как натуралист в путешествие по Африке, после чего и началась его научная деятельность.

Странствия Альфреда Брэма начались в 17-летнем возрасте с предложения барона Мюллера в 1847 году отправиться в путешествие по Африке в верховья Нила. После пятилетних странствований по Египту, Нубии и Восточному Судану, он вернулся в Германию и изучал в Йене и Вене естественные науки. Печатал орнитологические очерки в журналах и был одним из основателей Немецкого орнитологического общества.

 

СЕМЕЙСТВО ШИНШИЛЛОВЫЕ - (Chinchillidae).

  (Chinchillidae) - Небольшое семейство кавиоморфных грызунов, включающее 3 рода и 6 видов.

Лишь в последнее время стали лучше известны представители этого маленького семейства американских животных, шкуры которых уже с древних времен употреблялись коренными обитателями Южной Америки, а начиная с конца прошлого столетия стали в больших количествах привозиться в Европу. Тело их одето мехом, более нежным, чем у всех остальных млекопитающих. Цвет меха светло-серый с белым и черно-бурым или желтым оттенком.

Все шиншиллы живут в Южной Америке и большей частью в горах на значительной высоте, между голыми скалами ниже снеговой линии, лишь один вид обитает в низменности. Жилищем им служат естественные пещеры или вырытые ими самими норы. Все они общительны, некоторые живут семьями в одной и той же пещере. Избегая, подобно зайцам, света, они показываются в основном в сумерках или ночью. Это быстрые, ловкие, робкие и пугливые животные, по своим движениями они полу кролики, полу мыши. Слух у них, по-видимому, — наиболее развитое чувство. Умственные способности ничтожны. Корни и лишаи, луковицы и кора, а также и плоды составляют их пищу. Размножение приблизительно так же сильно, как у зайцев. Они легко переносят неволю и доставляют удовольствие своей чистоплотностью и легкой приручаемостью. Некоторые виды приносят вред или, по крайней мере, досаждают, роясь под землей, но все полезны своим мясом и мехом.

 

Короткохвостая шиншилла (Chinchilla brevicaudata)

Известны лишь два вида этих животных: короткохвостая шиншилла (Chinchilla brevicaudata) и собственно шиншилла (Chinchilla lanigera). Первая достигает в длину 30 см, хвост ее длиной 13 см, а с волосами 20 см. Однообразный, тонкий, чрезвычайно мягкий мех на спине и на боках состоит из волос, имеющих более 2 см длины, волосы у корня темного голубовато-серого цвета, далее покрыты широкими белыми кольцами, а на концах темно-серые. Благодаря этому общий цвет кажется серебристым с темным налетом. Нижняя сторона и ноги чисто белого цвета; хвост сверху имеет две темные поперечные полоски; усы у корня черно-бурые, на кончике серо-бурые; большие глаза черного цвета.

Уже во времена инков перуанцы из тонкой шелковистой шерсти шиншилл делали сукно и другие подобные материи, которые были в большом ходу, и такие писатели, как Акоста и Молина, дают довольно подробные, хотя и не совсем верные, описания этого важного в промышленном отношении животного. В прошлом столетии первые шкуры появлялись в Европе как большая редкость через Испанию, теперь они стали обыкновенным предметом торговли. Торговцы мехами знали гораздо раньше зоологов два вида настоящих шиншилл. Лишь в 1829 году Беннет мог сообщить об этом животном более подробные сведения, после того как достал его живым и долгое время наблюдал в Англии. Но и теперь еще естественная история шиншиллы во многих пунктах очень темна.

Путешественник, который с западного берега Южной Америки поднимается в Кордильеры, достигнув высоты 2000-3000 метров над уровнем меря, замечает часто на протяжении целых миль, что все скалы покрыты шиншиллами и двумя видами другого рода того же семейства.*

* Имеются с виду горные вискаши (Lagidium). И шиншиллы, и горные вискаши редко роют собственные норы, предпочитая находить убежища в пустотах под камнями, расщелинах скал.

В Перу, Боливии и Чили эти животные должны быть чрезвычайно обычны, так как от путешественников мы узнаем, что они в течение одного дня проезжали мимо тысячи зверьков. В светлые дни можно видеть, как шиншиллы сидят перед своими норами, но не на солнечной стороне скал, а всегда в глубочайшей тени. Еще чаще замечаешь их в утренние и вечерние часы. Они оживляют тогда горы и особенно хребты бесплодных каменистых и скалистых местностей, где существует лишь самая скудная растительность. По-видимому, именно на совершенно голых крутых скалах они бродят взад и вперед с необыкновенной быстротой и живостью. С изумительной легкостью лазают туда и сюда по отвесным скалам, на которых не за что уцепиться. Поднимаются вверх на 6-10 метров с такой ловкостью и быстротой, что за ними едва можно уследить глазами. Хотя они и не особенно робки, но не позволяют подойти близко и мгновенно исчезают, лишь только сделаешь вид, что хочешь их преследовать. Отвесная скала, покрытая сотнями животных, становится пустой и мертвой в ту же минуту, как только по ним выстрелят. Каждая шиншилла поспешно прячется в расщелине скалы и исчезает в ней, точно волшебством скрывшись с глаз. Чем более раздроблены утесы, тем чаще они населены шиншиллами, так как именно щели, расщелины и пустоты между камнями дают им убежище... Иногда случается, что путешественник, который, не делая ничего дурного этим животным, отдыхает на высотах, бывает просто осажден этими жителями скал. Камни понемногу оживляются, из каждой щели, каждой расселины выглядывает голова.*

* В описанные Бремом времена шиншиллы встречались колониями до 100 и более особей. Из-за бесконтрольного промысла их численность резко упала, но сейчас снова восстанавливается в результате охранных мер.

Самые любопытные и доверчивые шиншиллы отваживаются приблизиться и, наконец, безбоязненно бегают под ногами пасущихся мулов. Походка их представляет скорее известного рода прыганье, чем ходьбу, но напоминает движения наших мышей. Отдыхая, они сидят на задней части тела, подтянув передние ноги к груди и вытянув хвост назад, однако могут совершенно свободно подниматься на задних ногах и держаться некоторое время в этом положении. При лазании хватаются всеми четырьмя лапами за щели скал, и самой незначительной неровности достаточно для них, чтобы твердо удержаться.*

* Способность к лазанию и прыжкам (в неволе шиншилла может легко вскочить с пола на плечо человека) тем более удивительна, что конечности шиншиллы выглядят чересчур маленькими и слабыми, а когти на них - короткие и тупые.

Все наблюдатели показывают, что это животное способно оживить даже самую пустынную и печальную горную местность и вместе с тем развлекает и забавляет человека, одиноко проезжающего на этих высотах.

О размножении шиншиллы нет еще точных сведений, хотя она и размножалась в лондонском зоологическом саду. На их родине находили беременных самок в любое время года и узнали от туземцев, что число детенышей колеблется от 4 до 6, более подробных сведений не имеется. Детеныши становятся самостоятельными, как только могут оставлять щели скал, в которых впервые увидели свет, а старая самка, по-видимому, с момента их выхода перестает заботиться о своем потомстве.*

* Несмотря на жизнь колониями, шиншиллы — моногамы, причем самки крупнее и агрессивнее самцов, занимают доминирующее положение, в колонии. В году обычно бывает 2 выводка (реже 1 или 3) по 2-3 (до 6) зрячих развитых, детенышей, имеющих полный набор зубов.

На родине их часто приручают, в Европу они попадают все еще довольно редко. На свободе шиншилла ест траву, корни и мох и пользуется передними лапами, чтобы подносить пищу ко рту.

В прежние времена шиншилла водилась, говорят, до самого моря на всех горах так же часто, как теперь на высоких. В настоящее время ее встречают на более низких горах лишь в виде отдельных экземпляров. Неустанное преследование, которому она подвергается ради шкуры, прогнало ее на высоты. За ней ревностно охотились уже с древних времен и даже теперь используют почти совершенно те же способы охоты, как прежде. Европейцы, правда, убивают ее иногда огнестрельным оружием или из самострелов, однако эта охота дает ненадежные результаты, по тому, что если в шиншиллу не попасть так, чтобы она умерла мгновенно, то она прячется в одну из трещин скалы и пропадает для охотника. Гораздо надежнее тот способ охоты, которым пользуются индейцы. Они ставят хорошо сделанные петли перед всеми трещинами скал, до которых могут добраться, и на следующее утро вынимают шиншилл, попавших в эти силки. Кроме того, индейцы страстно любят охоту, которую мы применяем для кроликов. Они умеют мастерски приручать ласку и дрессировать для охоты за шиншиллами, затем поступают точно так же, как наши охотники с хорьками, или же предоставляют самой ласке вытащить умерщвленное внутри логовища животное.*             

* Длиннохвостая, или белополосая ласка (Mustela frenata) - мелкий хищник, очень сходный с горностаем, но несколько крупнее.

Чуди упоминает, что один купец в Молиносе, самом западном местечке штатов Ла-Платы, вывозил прежде ежегодно по 2000-3000 дюжин шкур шиншиллы, а уже в 1857 году мог пустить в торговлю лишь 600 дюжин. "Многие из охотников-индейцев, - рассказывает он, - жаловались в моем присутствии на большое уменьшение числа этих животных и на все возрастающую трудность их ловли. Это следствие непрерывного неосмотрительного преследования. Промотав деньги, вырученные за продажу добычи, охотник за шиншиллами покупает в долг некоторое количество съестных припасов, обязуясь уплатить после охоты, и отправляется в самые дикие горные местности за шиншиллами.*

* Сейчас шиншиллы обитают только на скалистых плато на высотах 3000-5000 м над уровнем моря.

Здесь эти миловидные зверьки живут в почти недоступных трещинах или у подножия скал в выкопанных ими самими логовищах. Они необыкновенно робки, и всякое необычное явление или непривычный шум прогоняет их с быстротой молнии в надежные убежища, если они в это время ели или, что они особенно любят, играли на солнце на небольшом расстоянии оттуда. Около старых или новых поселений шиншилл, которые охотник заметил своим орлиным глазом во время трудных скитаний, он ставит перед входными отверстиями петли из крепкого конского волоса или простые ловушки и ждет результатов, хорошо спрятавшись на некотором расстоянии. Любопытные шиншиллы, когда сочтут, что опасность миновала, быстро выскакивают из своих убежищ и или повисают в петлях, или убиваются ловушками. Индеец спешит, вынимает их и снова расставляет орудия ловли. Но теперь проходит более долгое время, прежде чем напуганные животные решатся оставить свое жилище. Они остаются по два дня в своих логовищах, прежде чем снова отважатся выйти наружу, за что и платятся жизнью. Легко понять, что выносливый и терпеливо выжидающий индеец может таким образом истребить целое поселение, под конец голод загоняет в петли и последних шиншилл. Их не стреляют, потому что даже очень тяжело раненные убегают в свои логовища и в таком случае пропадают, и кровь из ран так сильно пачкает чрезвычайно нежные волосы, что такие шкуры сильно теряют в красоте и ценности. После многонедельного пребывания в Кордильерах охотник за шиншиллами возвращается с добычей в Молинос и получает за дюжину шкур по 5-6 песо".

На севере и в средней части Чили короткохвостую шиншиллу заменяет другой, более мелкий вид (Chinchilla lanigera).*

* Крупная короткохвостая шиншилла населяет Анды Южного Перу, Боливии и Северной Аргентины. Собственно шиншилла ланигера обитает на севере Чили.

По образу жизни этот вид, по-видимому, совершенно сходен с предыдущим, также близок к нему по внешнему виду и окраске меха. Но он гораздо меньше: вся длина равняется самое большее 35—40 см, из которых хвост занимает приблизительно треть. Густая мягкая шерсть на спине длиной 2 см, на задней части и боках 3 см. Цвет ее светло пепельно-серый с темными крапинками, нижняя сторона и ноги с матово-сероватым или желтоватым налетом. На верхней стороне хвоста волосы при основании и на кончике грязно-белого цвета, посередине буро-черного, нижняя сторона хвоста бурая.

Лишь после многих просьб естествоиспытателей в Европу были присланы несколько черепов, а позднее и живые животные, хотя о шиншилле путешественники упоминают уже очень давно.*

* В настоящее время во всем мире налажено разведение шиншиллы на фермах в качестве пушного животного, поголовье насчитывает более миллиона особей, ведется селекция, созданы породы с различной окраской меха, от белого до черного. К сожалению, мех клеточных зверьков через 1—2поколения начинает уступать меху диких шиншилл. В неволе шиншиллы доживали до 20 лет.

Хаукинс, издавший описание своего путешествия в 1622 году, сравнивает ее с белкой, а Овалле говорит, что эти белки водятся лишь в долине Гуаско и чрезвычайно ценятся и преследуются ради хорошего меха. Молина познакомил нас с этим животным в конце прошлого столетия. Он говорит, что шерсть этого вида так тонка, как нити паутины, и притом так длинна, что ее можно прясть. "Животное это живет под землей в северных областях Чили и охотно держится вместе с другими родичами. Пища его состоит из луковиц и луковичных растений, обыкновенных в тех сторонах. Оно рождает два раза в год по 5-6 детенышей. Пойманные становятся настолько ручными, что не пытаются кусаться или убежать, если их берут в руки, они спокойно сидят, даже если их посадить на колени, как будто бы это было их собственное логовище, и, по видимому, чрезвычайно любят, чтобы их гладили. Так как они очень чистоплотны, то нет основания бояться, чтобы они запачкали платье или придали ему дурной запах, у них и нет особенно дурного запаха, как у других мышей. Зверьков можно поэтому держать в домах без неудобств и с незначительными издержками, все расходы они с избытком возмещали бы, если им стричь шерсть. Древние перуанцы, которые были гораздо изобретательнее нынешних, умели делать из этой шерсти одеяла и другие материи".

В 1829 году малая шиншилла была привезена живой в Лондон и описана Беннетом. Это очень тихое существо, которое, однако, иногда пыталось кусаться, если находилось в дурном расположении духа. Она редко была весела, и лишь иногда можно было видеть ее странные прыжки. Садилась на задние лапы, но могла стоять и стоя держаться на задних ногах, пищу подносила ко рту передними лапами. Зимой пришлось внести ее в умеренно отапливаемую комнату. Зерна и сочные растения она любила больше, чем сухие травы, которые, наоборот, очень охотно ела более крупная короткохвостая шиншилла. Малую шиншиллу нельзя было сажать вместе с большой, когда однажды сделали это, началась страшная битва, в которой малая непременно погибла бы, если бы бойцов не разъединили тотчас же.

Наблюдения, которые я мог произвести сам над одной малой шиншиллой в неволе, согласуются в существенных чертах с данными Беннета. Однако моя пленница доказывала, что она более ночное, чем дневное животное. Правда, шиншилла и днем могла бодрствовать, но лишь в том случае, если ее тревожили. Когда она однажды ускользнула из клетки и могла по желанию бродить по дому, то постоянно пряталась днем, зато тем живее была ночью.                     

Южноамериканцы очень охотно едят мясо обоих видов шиншилл, европейским путешественникам оно, по-видимому, тоже нравится, хотя они и говорят, что его нельзя сравнить с мясом нашего зайца. Впрочем, мясо это употребляется лишь между прочим, главную цель охоты составляет шкура. Шиншиллы высоких Кордильер особенно ценятся, по словам Чуди, так как волосы их длиннее, гуще и тоньше и у них гораздо более прочный мех, чем у береговых зверьков, шкуры которых почти не имеют никакой ценности. В Америке теперь из этой шерсти делают лишь шляпы, искусство первобытных мастеров умерло вместе с ними.

В меховой торговле различают, по словам Ломера, два рода шкур: шкуры более крупных короткохвостых шиншилл, длинно- и тонко- волосистые, и шкуры меньших шиншилл, коротко волосистые; первые стоят по 15-25 марок штука, вторые лишь по 1-5 марок.*

* В противоположность сказанному Бремом, мех более крупной короткохвостой шиншиллы ценится меньше меха собственно шиншиллы, продолжающего оставаться одним из самых дорогих в мире.

Первых в торговлю поступает ежегодно до 20 000. Различие между самыми лучшими и самыми худшими шкурами очень бросается в глаза, но есть переходные формы, определение которых затруднительно и для знатока.

Горные вискаши (Lagidhtm) имеют значительно более длинные уши, хвост, покрытый по всей его верхней поверхности пушистыми волосами, четырехпалые ноги и очень длинные усы.*

* Во времена Брема этих животных называли пушаками. Горные вискаши (Lagidium) живут колониями до 80 зверьков в сухих скалистых, очень бедных растительностью районах Анд от Перу до Патагонии. В отличие от шиншилл ведут дневной образ жизни и приносят всего по 1 детенышу в каждом помете.

По строению зубов шиншиллы и вискаши стоят очень близко друг к другу, по образу жизни они сходны почти совершенно. До настоящего времени достоверно известны лишь два вида горных вискаш, которые живут среди голых скал Кордильер около самой границы печного снега на высоте от 3000 до 5000 метров над уровнем моря.*

* Сейчас выделяют три вида горных вискаш.

Они так же подвижны и ловки, как шиншиллы, обнаруживают те же свойства и питаются более или менее теми же или по крайней мере подобными растениями. Из двух видов один населяет плоскогорья южной части Перу и Боливию, другой - северную часть Перу и Эквадор.

Перуанская вискаша (Lagidium ретапит).      

Животное по величине и виду похоже приблизительно на кролика, только задние ноги гораздо длиннее, чем у настоящих кроликов, а длинный хвост не допускает и сравнения с хвостом наших зайцев. Уши около 8 см длиной, наружный край их несколько завернут внутрь, конец закруглен, снаружи они покрыты редкой шерстью, внутри почти голы, край довольно густо обсажен волосами. Мех очень мягок и длинен, волосы, за исключением отдельных темных, у корня белого цвета, на кончике грязно-белого, смешанного с желтовато-бурым. Мех получает благодаря этому пепельно-серый цвет, который на боках несколько светлее и переходит в желтоватый. Хвост снизу и по бокам усажен короткими волосами, белыми и черными, а к концу совершенно черными, сверху волосы буровато-черные, длинные и взъерошенные. Особенно бросаются в глаза длинные, достигающие почти до плеч усы.*

 * Необыкновенно длинные усы характерны для всех представителей семейства.

От этого животного происходят, вероятно, те шкуры, которые поступают в торговлю под названием "шиншиллоны". Они имеют ничтожную ценность, лишь несколько сотен попадает ежегодно в Европу.                 

Равнинная вискаша (Lagostomus maximm) более похожа на шиншиллу, чем на горных вискаш.*

* Равнинная вискаша не похожа внешне на шиншилл и горных вискаш. Встречается не только на равнинах, но и в низкогорьях, на горных плато до 2600 м.

Тело плотное с короткой шеей и сильно выпуклой спиной, передние ноги короткие и четырехпалые, сильные задние ноги вдвое длиннее их и трехпалые. Голова толстая, округленная, сверху плоская, а по бокам раздутая, морда короткая и тупая. На губах и щеках сидят усы, отличающиеся особой жесткостью, они даже больше похожи на металлические, чем на роговые образования, обладают большой эластичностью и звенят, если по ним провести чем-нибудь. Почти голые, узкие, тупоконечные уши средней величины, широко расставленные глаза тоже не велики, покрытый шерстью нос и глубоко расщепленная верхняя губа составляют другие особенности головы. Нижняя сторона задних лап спереди покрыта шерстью, сзади обнажена и мозолиста, нижняя сторона передних лап, напротив, совершенно голая. Короткие когти,  окруженные мягкими волосами, составляют вооружение передних ног, более длинные и крепкие - задних. Тело покрыто довольно густым мехом, на верхней стороне он состоит из равномерно распределенных серых и черных волос, почему спина и кажется довольно темной. Голова более серого цвета, чем бока тела, широкая полоса, которая тянется по верхней части морды и по щекам, - белая, хвост покрыт грязно-белыми и бурыми пятнами, вся нижняя и внутренняя сторона ног белого цвета. Встречаются, впрочем, иногда отклонения от этой окраски. У иных спина более рыжевато-серая с черными пятнами, нижняя сторона белая, на щеках рыжевато-бурая поперечная полоска, морда черная, хвост каштаново-бурый. Длина тела равняется 50 см, длина хвоста 18 см.*

* Масса взрослой особи может достигать 7 кг. Максимальный вес шиншилл и горных вискаш -1,6кг.

Равнинная вискаша заменяет своих родичей по семейству на восточной стороне Анд, область распространения ее в настоящее время составляют пампасы, от Буэнос-Айреса до Патагонии. Пока возделывание земли не подвинулось так далеко, как теперь, ее находили и в Парагвае. Где она еще существует, там встречается в большом количестве. В некоторых местах ее так много, что по обе стороны дороги сидят целые стада, но это бывает только ночью.

Именно самые уединенные и пустынные местности составляют ее местопребывание, однако она доходит вплоть до самых возделанных местностей, путешественники даже знают, что если попадается множество вискачерасов, то есть жилищ этого животного, то значит, недалеко испанские поселения.

Вискаша селится на скудно поросших и на большие пространства обнаженных сухих равнинах и выкапывает здесь обширные подземные норы, охотнее всего поблизости от кустарников и недалеко от полей. Норы устраиваются сообща и населяются тоже сообща. Они снабжены бесчисленными ходами и галереями для бегства и внутри разделены на несколько камер, в зависимости от величины семейства, которое здесь поселилось. Число членов семьи может доходить до 8-10, но в таком случае часть населения оставляет старое жилище и основывает новое, охотно селясь около старого.*

* Обычно вискачерас занимает площадь около 600 м2 и насчитывает около 20 нор до 200 м длиной и входом до 1 м в диаметре. Население одного вискачераса составляет 20-30 зверьков, "руководит" им взрослый самец. Благодаря выбросам земли из системы нор, территория колонии приподнята над плоской поверхностью пампы на 50-80 см.

Нередко случается, что пещерная сова является сюда и без больших затруднений овладевает тем или другим жилищем. Чистоплотные вискаши никогда не выносят присутствия сожителя, который не заботится о порядке в такой же степени, как они, и мгновенно удаляются, если один из пришельцев досаждает им своей нечистоплотностью.*

*Вискачерас населяют многие животные. Большинство квартирантов занимают уже брошенные норы и безвредны для колонии,  лисы и крупные змеи представляют угрозу.

Благодаря этому почва оказывается иногда подрытой на пространстве квадратной мили. Целый день все семейство лежит, спрятавшись в жилище, ко времени солнечного заката показывается одно животное, другое, а с наступлением сумерек перед входами собирается многочисленное общество. Оно заботливо исследует, все ли спокойно, и долго бродит поблизости жилища, прежде чем идти за пищей. В это время можно видеть, как сотни этих зверьков играют между собой, и слышать уже на значительном расстоянии их хрюканье, похожее на свиное. Если все совершенно спокойно, то общество направляется за пищей, и ему годится все съедобное, что ни попадется. Травы, корни и кора составляют, конечно, главную часть корма, но если поблизости есть поля, то животные посещают и их и производят там заметные опустошения. Присвоих переходах на пастбище они тоже крайне осторожны: никогда не случается, чтобы они забыли обезопасить себя. Один за другим вискаши поднимаются на задние лапы, тщательно прислушиваются и вглядываются в ночную темноту. При малейшем шуме обращаются в бегство и с поспешностью, издавая громкий крик, бросаются к своим норам, страх их так велик, что они и тогда еще кричат и шумят, когда уже достигнут безопасного жилища.*

* Вискаши постоянно поддерживают связь в колонии звуковыми сигналами. Их репертуар необычайно богат.

Своими движениями вискаши во многом сходны с кроликами, однако они значительно уступают им в быстроте, хотя бодрее, веселее и более расположены к играм. Идя на пастбище, они почти непрерывно заигрывают друг с другом, суетливо бегают вокруг, прыгают с хрюканьем друг через друга.*

* Вискаши бегают со скоростью 40 км/ч, могут совершать трехметровые прыжки. Нередко им приходится пастись довольно далеко от вискачераса, поскольку трава вокруг него давно съедена, и стремглав бежать к норе при опасности, делая резкие повороты.

Они уносят к своим норам различные вещи, которые находят во время выходов на пастбище и кладут их беспорядочной кучей перед входом, как будто бы эти предметы могут служить им игрушками. Перед норами бывают нагромождены кости и гнезда, коровий помет и случайно потерянные человеком вещи, которые не приносят животным ни малейшей пользы, и гаучо, потеряв что-нибудь, отправляются к ближайшим вискачерасам, чтобы поискать там утраченный предмет. Из своих жилищ животные заботливо удаляют все лишнее. Собирают ли они запасы на зиму в норах, чтобы питаться ими в течение сурового времени года, еще неизвестно, по крайней мере это утверждает один из старых естествоиспытателей. Их голос - странное, громкое и неприятное фырканье или хрюканье, не поддающееся описанию.

О размножении до настоящего времени ничего достоверного не известно. Говорят, что самки рождают 2-4 детенышей, которые вырастают за 2-4 месяца.*

*В течение года бывает один (в северных районах - два) выводок в июле - августе. Беременность длится 5 месяцев, в помете обычно 2 хорошо развитых детеныша. В неволе вискаши доживали до 10 лет.

Геринг видел при старых вискашах лишь по одному детенышу. Он держался всегда около самой матери. Она обращается с ним с большой любовью и защищает в случае опасности. Если поймать детенышей и заниматься ими, то они становятся ручными и их легко держать, как и наших кроликов. Местами они встречаются и в европейских зоологических садах, вискаша, которую держали во Франкфуртском саду, была, по словам Гааке, всегда невосприимчива, угрюма и отличалась бешеной злобой.

Вискаш менее преследуют ради их мяса и шкуры, чем из-за их подземного рытья. В тех местах, где они обыкновенны, верховая езда действительно связана с опасностью для жизни, так как лошади часто продавливают своды неглубоко лежащих ходов и от этого чрезвычайно пугаются, если совсем не падают, сбрасывают седока или даже ломают ноги.

 

Равнинная вискаша (Lagostomus maximus)

Туземец уже издали узнает вискачерас по одной маленькой дикой горькой дыне, которую животные охотно едят. Это растение всегда встречается там, где много вискачерасов, что служит признаком, по которому можно избегать опасных мест. Вискаш стараются изгнать из мест, близких к селениям, всеми средствами и употребляют огонь и воду для их уничтожения. Траву вокруг нор сжигают, лишая их таким образом пищи, жилища затопляют и заставляют животных искать спасения вне норы, где подстерегающие собаки скоро их схватывают. Кроме человека у этого животного множество других врагов. Кондор, говорят, так же часто охотится за вискашами, как и за их родичами в горах, дикие собаки и лисицы сильно преследуют их в степи, если они покажутся перед норами, а сумчатая крыса проникает даже в их жилища, где и нападает на животных. Правда, вискаша по мере сил защищается от своих сильных врагов, долго дерется с собаками, храбро сражается с сумчатой крысой, даже кусает за ноги людей, но что может поделать бедный грызун против сильных хищников! Однако несмотря на все эти преследования, число вискаш едва ли стало уменьшаться, если бы их размножению не препятствовало все расширяющееся возделывание почвы. И в этом отношении человек, завладев почвой, становится самым страшным врагом этого животного.

Степные индейцы полагают, что запертая в своей норе вискаша не способна освободиться сама и должна погибнуть, если ее не откопают сородичи. Поэтому индейцы затыкают главные выходы вискачерасов и привязывают там в качестве сторожа одну из своих собак, чтобы она не позволяла приблизиться другим вискашам, которые готовы прийти на помощь заключенным, пока туда не возвратятся индейцы с петлями и сетями. Естественно, что запертые вискаши боятся выйти, замечая около жилища собаку, и индеец достигает таким образом своей цели.

Индейцы едят мясо вискаш и пользуются их шкурой, хотя она имеет гораздо меньшую ценность, чем шкуры вышеназванных видов.

 

А. Брем «Жизнь животных»

Под редакцией профессора Л. М. Никольского. Санкт-Петербург. 1902 г.

Комментарии к. биол. н. М. С. Галиной и к. биол. н. М. Б. Корниловой

Издательство М.: ОЛМА-ПРЕСС ОАО "Красный пролетарий" 2004г.

Маленькое американское семейство шиншилл (Lagostomidae) служит как бы переходной ступенью между мышами и зайцами.*

* Сейчас семейство так и называется — Chinchillidae.

 Представителей его можно назвать кроликами с длинным, пушистым хвостом. Коренные зубы без корней, с 2–3 параллельными складками эмали. Мех нежный, светло-серого цвета с белым, черно-бурым или желтым оттенками. Живут в пещерах или норах в горах Южной Америки, показываясь только в сумерки. По движениям это — полукролики, полумыши, быстрые, живые, ловкие, робкие и пугливые. По умственным способностям слаборазвитые зверьки. Размножаются сильно, подобно зайцам. К неволе легко привыкают; чистоплотны. Дают прекрасный мех и вкусное мясо.

Собственно шиншиллы (Eriomys) отличаются толстой головой, широкими, округленными ушами, 5-палыми передними, 4-палыми длинными задними ногами и чрезвычайно мягким, шелковистым мехом.*

* Род шиншилл так и называется — Chinchilla.

 Известны два вида: большая шиншилла (Е.chinchilla) и малая шиншилла (Е.lanigera). Первая 30 см длины, с хвостом в 13; однообразный, тонкий, чрезвычайно мягкий мех имеет серебристый вид с темным налетом сверху, а снизу — чисто белый. Путешественник, поднимающийся с запада на Кордильеры, достигнув высоты 7-10 тыс. футов замечает, что все скалы покрыты шиншиллами. В светлые дни последние сидят перед своими норами, в тени, своими быстрыми, живыми движениями оживляя голые, бесплодные скалы… Из каждой щели, из каждой расселины выглядывает головка зверька с черными глазами.

 

К неволе шиншиллы привыкают быстро, они чистоплотны, красивы и добродушны, но не обнаруживают особенной привязанности к своему хозяину. Вследствие усиленного преследования зверек становится год от году реже. Охотятся за ним или расставляя петли, или при помощи специально дрессированной ласки (Mustela agilis). Теперь для охоты за ними нужно забираться в самые недоступные дебри и пустоши.

В Северном и Среднем Чили большую шиншиллу заменяет малая, сходная с первой и по наружности, и по образу жизни, только меньше величиной: ее длина — всего 40 см, из которых треть занимает хвост. Цвет ее меха пепельно-серый с темными крапинами, а внизу и на ногах — с матово-сероватым или желтоватым налетом. Питается луковичными растениями, не отказываясь от зерен и сухих трав. По образу жизни это более ночное животное, избегающее света. Голос ее — резкое ворчание, наподобие кроличьего.

• Мех шиншилл считается одним из самых дорогих в мире, поэтому в результате сильного истребления эти зверьки сохранились только в районе границы между Чили и Перу. Сейчас этот вид охраняется и численность шиншиллы постепенно увеличивается. В настоящее время шиншиллы используются и в качестве декоративных животных — их уже можно найти в наших зоомагазинах..

• Разведение шиншилл — дело непростое, но с 20-х годов XX века шиншилл разводят в США на пушных фермах и сейчас в этой стране свыше 70 тыс. домашних шиншилл.

От настоящих шиншилл следует отличать пушаков (Lagidium), которые имеют более длинные уши, волосатый хвост, четырехпалые ноги и очень длинные усы.*

*Имеются в виду' горные вискачи, принадлежащие к тому же семейству, что и шиншиллы. Всего их насчитывается 4 вида.

 Подобно предыдущим животным, они также общественны, подвижны и веселы. Встречаются в Перу, Боливии и Эквадоре. Наиболее известен — перуанский пушак (L. Cuvieri), по виду приблизительно похожий на кролика, только с более длинными задними ногами и несравненно большим хвостом. Очень мягкий, длинный мех имеет пепельно-серый цвет, переходящий местами в желтоватый. Мех этот известен у торговцев под названием шиншиллона и имеет малую ценность.

 

Очень похожи на шиншилл вискаши (Lagostomus), с плотным телом и сильно выпуклой спиной; передние ноги четырехпалые, задние, вдвое более длинные, — трехпалые.*

*Равнинная вискача — самый крупный вид семейства (длина тела 50-60 см, хвоста, который вискача держит изогнутым на манер чайного носика, — 15-20 см), на морде выделяются продольные черно-белые полосы.

 Округленная голова, по бокам раздутая, оканчивается короткой, тупой мордой. Губы и щеки усажены жесткими, издающими почти металлический звон, эластичными усами. Почти голые, узкие, тупоконечные уши — средней величины, широко расставленные глаза тоже невелики. Тело облекает густой мех, почти темный на спине и серый по бокам, внизу же — белый. Длина до 50 см, хвост — 18. Распространены вискаши по пампасам до Патагонии, где живут обществами в норах.*

*Поселения вискачей — вискачерос — похожие на низкие курганы колонии на 20-30 нор с широкими входами и гнездовыми камерами на глубине 1-1,5 м существуют, подобно поселениям сурков, многие десятки и сотни лет. В поселениях вискачей селятся различного рода насекомые, рептилии и даже некоторые птицы, например, пещерные совы.

 Питаются корнями и травой. По движениям вискаши сходны с кротами, только веселее их. Подобно агуарачаю, они уносят к своим норам различные вещи и раскладывают их кучей перед входом, как будто эти предметы могли служить им игрушками. Гаучосы, зная это, всегда отправляются искать утерянные вещи к «вискачерасам». Из своих нор животные заботливо удаляют все лишнее. Голос их — странное, неприятное фырканье или хрюканье. Вискаш не только преследуют ради их мяса и меха, но и ожесточенно изгоняют, затопляя норы водой или выкуривая дымом, так как лошади гаучосов, проваливаясь в их норы, калечили себе ноги. Вискаша отчаянно защищается не только против собак, но даже и против человека, кусая его ноги, но конечно, без особого вреда для последних.

• Вискачи действительно питают пристрастие к блестящим и ярким предметам, которые складывают у входа в норы.

• Вискачи издают на редкость разнообразные звуки: за едой — громкий, вибрирующий писк; в спокойном состоянии тихое похрюкивание и покашливание; заметив врага издали издают громкий пронзительный крик, напоминающий визг поросенка, а затем переходящий в отдельные всхлипывания, а спасаясь в норе от опасности — глухо стонут.

 

                                           

© 2008-2018. SilverChins. Развитие шиншиловодства в России. 

Все материалы, опубликованные на сайте в любом виде, являются объектами авторского и имущественного права. 

Любое их использование должно быть согласовано с администрацией сайта.